Сказка для взрослых

..когда-то, давно, не в этой жизни, откровенность робкого “писать хочу”, с ударением на первом слоге, прозвучала неожиданно нежно, интимно, будто приблизив на расстояние груди, стало жарко и тесно в рамках приличий, но удержался, не наговорил милых глупостей, не выдал дрожь в голосе и теле, сердце кувыркнулось, словно от близкого восторга познания, и видел её в чём-то тонком, белом, почти не скрывающем,- во снах, только во снах, детских ещё, кончающихся ничем, потому, что не знал, чем кончается то, что никак не могло начаться..
..а потом всё пошло наперекосяк и слова стали тяжелы, а язык – нищ..

..когда получил виртуальный щелчок по носу, почувствовал себя ребенком, ткнувшимся с разбегу в стеклянную перегородку. Вон он,- яркий, дивный мир, но ни звука, ни запаха, а позже и вовсе с той стороны погас свет,- это закрыли шторки от алчных моих серых глаз, из которых – слёзы, не от обиды, не от жалости,- так всегда почему-то бывает, когда стукнешься носом. Полюбовался ещё недолго на неведомые краски чужой вселенной, на протуберанцы не мной горячих солнц, на причудливые завихрения не мне рассыпанных созвездий, заглядывая, как вуайерист, в случайно оставленную щелку, а потом и подглядывать перестал: шторки приоткрылись, да перегородка никуда не делась, смазывая цвет – в блёклость, звук – в моно, слова – в вежливость безымянных.

И прижавшись носом к холодному стеклу, мне дано согреть нежадным дыханием лишь своё отражение. С этой стороны.

“..и глаза были сухи, а веки тяжелы не от слёз, но от времени..” Полюбовался фразой, покрутил на языке и выпустил в мой мир, скушный и лживый, как отражение в старой амальгаме, потрескавшейся от чужой памяти. Смотрел в зеркало, пережившее две войны и хозяев, видел в себе себя, шагнувшего за середину, с изморозью на висках, с красными нитками сердца на небритых щеках и понимал, что уже – никогда.. И недоговорённость станет недосказанностью. И реки-руки не утопят запоздалую стыдливость. И неслучившееся стало невозможным.
Муза умирала, рассказывая чужие анекдоты.

..и когда увидел – через Время, убившее, потому, что не умеет лечить – качнуло, будто Чаллихо, предвестник муссонов, смёл мысли, кроме одной, и принёс горький вкус не моего моря, хотя и с моим именем, и опять – словно доверили тайну тайн, разрешили подержать сердце в ладонях, исчерченных нитями непрожитых жизней. Смотрел, улыбаясь, но грустно знал: я, как обычно, придумал сказку для взрослых. Для одного взрослого.
И ветер тот зовётся Мистраль.

. . .


А ваши коменты со старого как-бы-сайта я графически увековечил и запихнул под спойлер ;-)

открыть спойлер, нажав эту длинную дурацкую кнопку


 

Просмотров: 685

Буду признателен, если напишете отзыв..

Ваш отзыв