Он играл, как страстный бог, в чьём ведении находится гармония гармоник.
Крепкие, совсем немузыкальные пальцы куда уместнее смотрелись на ружье, на топорах, которых у него аж 28 штук. Вот такой охочий до топорных дел гармонист. С глазами азартного фавна, в казацких усах, он швырял в эфир аккорды, жонглируя нашей печалью и радостью, завораживая звуки, и я любовался буйством клавиш и упивался его чувством божественного торжества, которое испытывает любой мастер от хорошего своего дела.

Потом вдруг что-то произошло, я потерял интерес и гармонь свяла, вздохнула бессильным аккордом и музыка растаяла, как положено волшебству.
Фавн сменил гармонь на вилку.

А я заметил вот что: как только я теряю интерес к происходящему, происходящее меняется с учетом моих интересов.
..и танцы деревенских берегинь продолжались долго, пока я не отвлекся.
..и смех звенел от вольных шуток, пока я не устал смеяться.
..и вспомнили добрым словом не взобравшихся в гору нынешнего дня, пока мне не надоело грустить.
..и гудел праздник по-над Печорой-рекой, пока я вовсе не утомился.
Да и ночь продолжалась лишь покуда я спал.

Вот ведь оказывается как,- дошло до меня утром, – мир зависит от желаний.
И я тут же, чуть не кубарем, с удочкой наперевес, побежал на реку проверять догадку.

– Без приманки не клевало.
Вывод первый: одного желания недостаточно, нужны банальные червяки.

– Сёмга, сиг и прочая нельма нас с червяком проигнорировали.
Вывод второй: желать нужно в меру, или очень.
Потому, что щуку на три с половиной кило я всё-таки поймал, сам нимало удивившись.

Я, в общем-то, не рыбак. И если во время отпуска стою с удочкой на берегу, то это я не за рыбой пришел – за радостью. Поплавок, река и воля – это такой кайф, ребята, такой заряд вселенского добра, что долго ещё потом никакая офисная сволочь не может пробить эту ауру.
А местным мимохожим мужикам, интересующимся уловом, я неуклюже шучу: мол, я не рыбак, я садист – люблю червячков мучить.. Мужики понимающе улыбаются и уже не презрительно, а хозяйски-снисходительно смотрят на мою куцую добычу. И желают удачи.

Прежде я догадывался, потом верил, теперь точно знаю: доброе слово уменьшает энтропию.
И самые мысли наши никуда не деваются, не исчезают. Добрые, гадкие, смешные и дерзкие, дрянные, отважные, счастливые и никудышные, они скапливаются где-то на перигее мироздания и порой обретают силу действенного желания, вызывая улыбки и ураганы, дрожание век и планет, распаляя умы и вулканы, сталкивая судьбы и лбы, то побеждая, то возвеличивая хаос.

И вчерашняя гармонь, как посох Мерлина, каждому, до кого дотянулась недолгой нотой, дала возможность стать причастным.
Сумел ли каждый – другой вопрос. С другим ответом.
Причаститься – не прикоснуться, тут не щупальца нужны – души.
А души наши – у кого замерзшие, у кого замершие. В ожидании даже не чуда – тепла. Доброго слова, лёгкой улыбки, хлопка по плечу, кивка и прищура, участия в общем.. А от участия до причастия шаг не короток, но близок.
Пошли?

Всё будет хорошо.
Я это точно знаю.
Ведь это я придумываю мир.


 

Просмотров: 997

Буду признателен, если напишете отзыв..

Ваш отзыв