4. Пан

Я был тогда ещё совсем юн.
Мир был огромен и добр. Казалось, никогда не наступит чужим анекдотом время, когда девочки вздыхают не обо мне, девушки распускаются не для меня, женщины флиртуют не со мной, и даже бабушки сплетничают не про меня. Теперь оно ближе, но ещё не.

Всё ещё было в статусе не: мечты – несбывшимися, желания – неутоленными, предательство – невозможным, расставания – нестрашными.
Тот, Кто Делает Человеков, ещё не приоткрыл своих планов относительно меня, смысл вопроса “быть, или не быть?” ускользал и не тревожил, а война ещё не оставила следов своей ревности на моём лице.

СССР тоже был в статусе не: нерушим. И Таллинн, в девичестве Колывань, город киношных рыцарей и советской жвачки, пока ещё был и моей родиной.
Город, вместивший в себя Париж и Лондон, Берлин и Женеву, Берн и Льеж..
По Старому Городу, умудряясь не встречаться, бродили Стругацкие и неуловимые, Гамлет и Холмс, профессор Плейшнер и Тиль Уленшпигель, и
..и я, впервые застеснявшийся пионерского галстука, почувствовавший чуждость пролетарского кумача сакральной готике церкви Святого духа, снисходительно отмеряющей мою порцию времени разноцветными уличными часами,
..и я, впервые застывший на вдохе случившегося поцелуя в переулке Катарины, потрясающе романтическом и шокирующе несоветском,
..и я, впервые услышавший орган в лютеранской Нигулисте.
Хотя – нет, я его не слышал – я с ним плакал.
Я вдруг понял про всех и узнал всё, и мне стало это неважно. И было не нужно всё, кроме этих нечеловечески печальных звуков. Я был круглым и полым, в строю регистра, и пел свою трубную ноту Vox humana в хоре шести рыдающих тысяч. И дрожал от счастья. Как щенок, нашедший маму..

Наверное, именно с тех пор Пан, играющий на флейте,- мой добрый приятель.
Ведь флейта – предтеча органа. А Пан – такая веселая сволочь.. любимец нимф, даром, что козлоногий.
Жестокий Эрот, ранив его сердце, зажег в нем вечную, неугасающую любовь.

Уже потом, гораздо более потом, когда утекло немало воды и непьяных слёз, уже порядком подзабыв печальную песню органа, я точно так же дрожал от счастья.
Это когда через шесть лет пустоты, сквозь волчьи сны и чужую свадьбу, зазвонил телефон и незнакомый родной голос шёпотом прокричал шесть слов, опять сломавших жизнь.

– Я забыла, как меня зовут, – сказала Лейка,- позови меня?..


 

Просмотров: 3214

Буду признателен, если напишете отзыв..

Отзывов (4) на «4. Пан»

  1. SCORPION пишет:

    У вас когда-нибудь сжималось сердце..

    У меня сжимается от горя. От предательства. От счастья расширяется до размеров вселенной, хочется любить всех…

    • ай-джо пишет:
      У вас когда-нибудь сжималось сердце..

      У меня сжимается от горя. От предательства. От счастья расширяется до размеров вселенной, хочется любить всех…

      Да. Когда молился у раки с мощами моего святого, которую я нашел по летописным преданиям в храме в Рязанской обл.

  2. -->
  3. 1
    gaviota пишет:

    я точно так же дрожал от счастья

    У вас когда-нибудь сжималось сердце до размеров маленькой точки? У меня сжималось.. От счастья.

    • 1.1
      commar пишет:

      У вас когда-нибудь сжималось сердце..

      ..как Белые Карлики. В конце концов они исчезают, или становятся Черными. Но до той поры – святят. Триллионы лет.. И никто не знает – почему…

    • 1.2
      SCORPION пишет:

      У вас когда-нибудь сжималось сердце..

      У меня сжимается от горя. От предательства. От счастья расширяется до размеров вселенной, хочется любить всех…

      • 1.2.1
        ай-джо пишет:
        У вас когда-нибудь сжималось сердце..

        У меня сжимается от горя. От предательства. От счастья расширяется до размеров вселенной, хочется любить всех…

        Да. Когда молился у раки с мощами моего святого, которую я нашел по летописным преданиям в храме в Рязанской обл.

Ваш отзыв