Не отвяжи меня?

Не отвяжи меня.

..такой верёвочковый человек, что зря.
Привязываюсь, отвязываюсь.. Редко, но бывало, так и говорили: отвяжись, мол. А просто так ведь не отвяжешься – надо к кому-то привязаться взамен. Чтобы не пусто. Чтобы не телепаться оборвышем на ветру, борясь с искушением затянуть петлю.
И привязывался. Не так, чтоб – не оторвать, или – с мясом.. Но всё одно: рвать-то по живому.. А живому – больно.

Случалось – был развязным. Иногда со мной не хотели связываться. Бывало, рвали.
Посмотри, сколько на мне узелков. На память, добрую-долгую, злую-короткую.. Чтобы помнил, как вился сам и вили из меня, как легко соскальзывают узы в петли и как рвётся там, где не ждешь.
Меня можно читать, будто длинное письмо Тауантинсуйу, прошедшей империи, узелками умудрявшейся рассказывать стихи. Меня можно читать, и думать что понимаешь. Только никто не знает, что на самом деле хотели сказать инки и судьба, завязывая узелки..

Иногда запутывался. И путался в людях, и путал смыслы, и связывал чью-то неизбежность с собой, и сам был привязан к разным.. И путы неотношений рвались по белым швам, и тут уж каждый сам себе хирург, и шил как мог, выскуливая себе новый анестетик и бесполезно мотая на ус.
И катался клубком-колобком по чужим сусекам, теряя нити пониманий, струнами натягивая заштопанные вены, размазывая ночи по щекам, наматывая километры расстояний и строк, бесполезных, как почти всегда, и, как всегда, почти сбывшихся потом..
Я был волен и всемогущ, как магателли на пронзительной ниточке предопределённости.
Завязывались романы, развязывались фартингейлы, но путеводные нити оказывались подвязками невлюбленных Ариадн и заводили в лабиринты. Ариадны нанизывали в бусы разбитые сердца, я ткал паутинки из теплых слов и расставлял силки, в которые попадался сам.
И блестки чужих стеклянных слез принимал за жемчуга истин и обменивал их на чуточку любви, принимая за любовь тоску.

Каждый, кто у меня случился, кто задел, даже просто коснулся, даже случайно вскользь, даже может и не заметив и не поняв, и даже поняв, но забыв – он есть у меня. Вот тут, слева, где пока ещё стучит и болит. Будто незримые нити, то тянут-потянут, то ослабевают до небытия.
Незримые ниточки нельзя порвать, как бы ни хотелось. Проверено.

Ниточки.. ни-точки.

И чем больше непорванных этих ни-точек, тем меньше оснований ставить точку и выть, наматывая вервь на выю.
Лучше поставить многоточие. Вот смотри:

Правда, так лучше?

И свернувшись усталым мятежным клубком у теплых твоих ног, ничего не прошу.
Люблю просто


 

Просмотров: 2234

Буду признателен, если напишете отзыв..

Отзывов (4) на «Не отвяжи меня?»

  1. SCORPION пишет:

    Как это верно всё…

    надо к кому-то привязаться взамен. Чтобы не пусто. Чтобы не телепаться оборвышем на ветру, борясь с искушением затянуть петлю.

    Если на ветру, пусть даже и оборвышем, петлю – рано. Когда кончики ещё телепаются, есть шанс

    кому-то привязаться взамен

    Страшно другое – когда и ветер обходит тебя стороной и ниточки-оборвыши уже не телепаются, а повисают безвольно и обречённо…Тогда – да…
    …Я всегда и с восторгом соглашался со словами автора (высказанными не здесь, но часто), что я “никому не должен”. Соглашался. Именно так – в прошедшем времени.
    Сейчас думаю несколько иначе. К такому состоянию стремиться надо, но как к чему то далёкому и, к счастью, несбыточному.
    Ибо достигнув состояния никомунедолженности, автоматом получаем и состояние нникомуненужности. А это уже пустое место.
    И тогда ветер не будет трепыхать ваши ниточки-верёвочки, обходя вас стороной …или дуя сквозь пустое место…
    Это я про себя. (чтоб опять не было кривотолков).

  2. -->
  3. 2
    Северина пишет:

    “… И блестки чужих стеклянных слез принимал за жемчуга истин и обменивал их на чуточку любви, принимая за любовь тоску…”
    А это, наверное, вообще универсально.
    “Ах, обмануть меня несложно… ” )))

  4. 1
    SCORPION пишет:

    Как это верно всё…

    надо к кому-то привязаться взамен. Чтобы не пусто. Чтобы не телепаться оборвышем на ветру, борясь с искушением затянуть петлю.

    Если на ветру, пусть даже и оборвышем, петлю – рано. Когда кончики ещё телепаются, есть шанс

    кому-то привязаться взамен

    Страшно другое – когда и ветер обходит тебя стороной и ниточки-оборвыши уже не телепаются, а повисают безвольно и обречённо…Тогда – да…
    …Я всегда и с восторгом соглашался со словами автора (высказанными не здесь, но часто), что я “никому не должен”. Соглашался. Именно так – в прошедшем времени.
    Сейчас думаю несколько иначе. К такому состоянию стремиться надо, но как к чему то далёкому и, к счастью, несбыточному.
    Ибо достигнув состояния никомунедолженности, автоматом получаем и состояние нникомуненужности. А это уже пустое место.
    И тогда ветер не будет трепыхать ваши ниточки-верёвочки, обходя вас стороной …или дуя сквозь пустое место…
    Это я про себя. (чтоб опять не было кривотолков).

Ваш отзыв